ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

журнал для любителей Кошек

ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Новости

Марина Ахмедова

 

Автор: Екатерина Макосова

Дата: 01.06.2012

В моих животных мне больше всего нравится то, что они есть. И то, что они принимают меня такой, какая я есть. Как принимают меня мои друзья.На выставках я никогда не была, и своего питомца выставлять не стала бы ни за что. Мое животное – мой друг, близкое мне существо. Не хочу, чтобы кто-то его судил и оценивал. Я его уже оценила. Для меня он – самый лучший.

– Добрый день, Марина. Расскажите нашим читателям немного о себе. Вы – писательница, автор трех книг, специальный корреспондент журнала «Русский репортер». С чего Вы начинали свою карьеру? Почему именно Кавказ, война оказались в центре Вашего внимания?
– Добрый день! Я пока считаю себя только репортером. Работаю специальным корреспондентом в общественно-политическом еженедельнике «Русский репортер». 
И действительно часто бываю на Кавказе, но это совершенно не делает меня военным журналистом. На войне в Чечне я не была, так как тогда еще училась и не работала. А сейчас на Кавказе такой войны, какая была в Чечне, нет. То есть журналисту не приходится лежать в окопах, прятаться от авиаобстрелов, попадать под перекрестный огонь. Поэтому я – не военный журналист.
– А что касается Вашего творчества?
– Для «Русского репортера» я пишу не только про Кавказ. Иногда я меняю профессию, например, продаю цветы. В другой раз работала учительницей литературы в элитной школе. Это помогает мне в творчестве, я пишу на разные темы и обо всем, даже о животных. Я написала несколько книжек. Три уже вышли. А четвертую только закончила и на днях отправила в издательство «АСТ». Три первые книги, так или иначе, связаны с вой­ной и Кавказом. А четвертая – нет. Это роман о любви. Его главная героиня – низальщица бус. Называется книга «Шедевр». Кошки, кстати, мне пос­тоянно мешали его писать.
– А чем Вы увлекаетесь помимо работы? У Вас есть хобби?
– У меня есть хобби – я сочиняю истории, повести, романы. Это – мое главное и единственное хобби. Иногда я жалею, что у меня нет других любимых дел. Например, я могла бы вязать или лепить из пластилина, но не умею. Прошлым летом была в Красной Поляне и написала репортаж о «British баня». Есть там такая баня, принадлежащая англичанину по имени Джеймс Ларкин. Вот кто любитель животных. Он дал обет никого не убивать. Своих крыс в доме ловит в специально изобретенные им же ловушки, в которых они не умирают и не получают никаких травм. Потом он их увозит подальше от дома и выпускает рядом с отделением милиции. Они послушно туда бегут и, наверное, там селятся и живут счастливо. Он спасает муравьев, кузнечиков, разговаривает с деревьями. В плане любви к животным я ему в подметки не гожусь. У Джеймса много собак, кошек, и, правда, очень крутая баня. И возвращаясь к хобби… Моя подруга, жена Джеймса Таня, отвезла меня в деревню Медовеевка и познакомила с девушкой Кристиной, которая варит мыло. Я сразу начала мечтать, как сейчас буду ходить по лесу, тоже разговаривать с деревьями и цветами, собирать травы и варить мыло. Дело не в том, что у меня нет мыла. Просто мне ярко представился процесс – я все это привожу домой и начинаю колдовать ночью над кастрюлькой. Попросила Кристину дать мне рецепт мыла. Пока она диктовала длинные, сложные рецепты с ингредиентами в количестве 5 г, 5,5 г… – я захлопнула блокнот и сказала: «Спасибо, хватит». Я передумала, не хочу варить мыло. Мне гораздо легче и приятней написать, как кто-то ходит, разговаривает с деревьями и цветами, а потом варит мыло, и мыльный пар поднимается над кастрюлькой. 
– Марина, Вы любите домашних животных?
– Конечно, люблю. Еще б я их не любила, учитывая количество домашних животных, проживающих у моих родителей в Подмосковье. Но иногда я их ненавижу – тоже из-за количества.
– И кто же там живет?
– Самая главная у нас алабай Герда, потом кавказская овчарка Ласка, мини кавказская овчарка Филимон (Ласка его родила, наверное, скрестившись с какой-нибудь карманной собачкой). Рыжик – бездомный пес, он приполз к нашему дому, подстреленный охотниками. Папа его вылечил, и он теперь живет у нас. Есть две козы – Ветка и Белка – недавно они родили козлят. Козел – Афанасий. Еще у моих родителей пять кошек – Муся, Хлоя, Доська (Курица Дафна), Анжелика и Пчела. Есть черепаха Кузьма. Хлою я подобрала летом, когда на нее напала наша собака. Это было два года назад, стоял ужасный смог, кошка была обезвожена и сидела возле нашей калитки. А Доська прибежала к нам сама и не захотела уходить. Потом и Хлоя, и Доська родили кучу котят, и их пришлось раздавать. Одного я отдала своему другу голландскому журналисту Мишелю Крилаарсу. Котенок оказался девочкой, и я назвала ее Глистой, потому что у нее был черный тонкий хвостик. Мишель сначала не знал, что означает это слово и так ее и называл. Потом были попытки переименовать ее, но безрезультатно. У нее уже есть голландский паспорт, она регулярно посещает ветеринара, слушает оперу, танцует с Мишелем и его женой Анриеттой, оперной певицей. Я просто завидую этой кошке! 
У нас в семье всегда были кошки. Когда умирали одни, мы заводили других. Всех подбирали на улице.
– А кто из домашних питомцев у Вас дома сейчас? Как их зовут?
– У меня дома до недавних пор жила только одна кошка – черная, пушистая. Ее полное имя – Кося Ночь. Ночь – потому что она абсолютно черная. У нее только клыки белые. Говорят, что она страшная, но я ее считаю прекрасной.
– Как же Вы решили завести Ночь?
– Я вообще-то не хотела держать никаких кошек. Но Косю избили в подъезде, решив, что она приносит несчастья его жильцам. Ей сломали задние лапы. Она была еще маленькой, вся в грязи и в крови. Пришлось ее взять, а заодно ее сестру, которая досталась моей младшей сестре Саманте. Вторая моя кошка, от которой я уже два месяца не могу избавиться, – Яйцо Семеновна. Яйцо – потому что она рыжая. Семеновна – один мой друг дал свое имя для отчества. Яйцо родилась от Доськи. Родив ее первой, Доська сбросила ее с кровати, и Яйцо укатилось под батарею. Мама-кошка почему-то отказалась кормить своих котят. Они пищали-пищали, а она к ним не подходила. Родители отпаи­вали их козьим молоком, но котята все умерли. Только Яйцо выжило, потому что цеплялось за Доську, та отбивалась от нее, убегала, но малышка пила молоко на бегу, вцепившись мертвой хваткой матери в живот. Потом я привезла Яйцо в Москву, потому что одни мои приятели мечтали о котенке. Но они снимают квартиру, и хозяйка запретила им заводить животных. Вот теперь я вынуждена тусить с двумя кошками, которых я «ненавижу» каждое утро, особенно Яйцо – ночью она рвет туалетную бумагу на мелкие кусочки, и я просыпаюсь в квартире, заметенной туалетными снежинками. Я, конечно, убираю на ночь туалетную бумагу в шкаф. Но не могу же я помнить о туалетной бумаге каждый вечер. 
– А как Вы относитесь к породистым животным?
– Я бы никогда не стала покупать кошку. Взяла бы породистую, если бы только она была выброшена, нуждалась бы во мне, и я бы знала, что, кроме меня, ее больше никто не возьмет. Тогда бы породистая кошка имела в моих глазах такие же обстоятельства, как бездомная непородистая, и я бы, скорее всего, совсем не обратила внимания – есть в ней эта порода или нет. Я знаю, что у породистой кошки больше шансов найти хозяина. У бездомной – нет. Я за то, чтобы люди брали животных с улицы. Бывает, что заводчики жестоко обходятся с котятами, которых не могут продать. Конечно, я не могу спасти всех кошек на свете, но убеждена, если за жестокое обращение с животными люди будут наказываться, то животные не попадут в руки тех, кто обрекает их на смерть и страдание, а на улицах будет меньше бездомных. Поэтому я об этом пишу, надо, чтобы люди думали одинаково и работал закон. Да, только для этого надо, чтобы законы принимали не те люди, которые считают животных мусором. Или не те, кто в принципе не знает, что в нашей стране есть проблема с бездомными животными. 
– Но все же Вы спасли Косю. Как бы Вы могли описать ее характер? Есть ли какие-то особые черты в ее поведении?
– Кося очень умная. Когда я сплю, она меня не будит, – вообще-то люблю долго поспать. Она подходит ко мне, кладет лапы на подушку, подносит нос к моему носу и проверяет дыхание. Так кошка определяет, сплю я или нет. Если я притворяюсь, что сплю, она каким-то образом об этом узнает. Кося реагирует на тон голоса и слушается. Любит сидеть на подоконнике и смотреть в окно. Иногда я прошу у нее прощения за то, что она живет у меня как в плену. Самый ужас начинается, когда ей надо кота. Она сидит под дверью и орет. Я ей объясняю, что я, конечно, могу открыть и эту дверь, и коридорную дверь, и даже подъездную. Но если она воображает, что там, на улице, повсюду только коты, писающие под деревья и ожидающие ее появления, то вынуждена ее разочаровать – там их нету. Зато там есть машины, люди и собаки. И еще там нет еды и меня. До Коси мои слова не доходят. А иногда она начинает беситься. Подбегает ко мне и бьет лапой по лицу. Бывает, когда я долго сижу за компьютером, она походит, обнимает мои ноги и стоит. Я говорю: «Кося, Кося, отвали, у меня же вдохновение, я пишу». Но она не отходит, ждет, когда я ее возьму на руки. Она тогда встает мне на колени, кладет передние лапы на плечи, я ее обнимаю, и мы так сидим. В другой раз уже я хочу вылить на нее свою нежность, когда она сидит где-нибудь спокойно. Подхожу к ней, а она убегает с таким выражением морды, будто я ей противна. Ну что делать… Я ее ловлю. Пока она ловится, я ее уже хочу убить, а не обнять. Такая у нас игра. На самом деле, она меня не боится. Максимум, что я могу сделать – это наорать. Но она ужасно не любит, когда я говорю на повышенных тонах. И если я начинаю с кем-нибудь ругаться или просто громко говорить, она срывается с места, обнимает меня за ноги и жалобно говорит: «Мя, мя».
Кося любит сидеть на подоконнике и шамкать челюстью. У нас это называется «смотреть телевизор». Что-то она там видит. Если птица пролетает, у Коси случается припадок, она бросается на стекло и медленно с жалобными стонами стекает по нему.
Иногда, если у меня настроение, мы с Косей играем. Я выбегаю на середину комнаты и воплю: «Кося, ищи пятый угол!». Она начинает метаться по комнате. Удирает, как от монстра. Правда, иногда она останавливается, чтобы почесать лапу, из чего я делаю вывод – она меня не боится. Яйцо не знает, что такое пятый угол, но когда Кося начинает его искать, она следует ее примеру.
Яйцо – совершенно деревенская не­умная кошка. Но она невероятно добрая. Не знаю почему, но у нее вечно несчастные глаза. Наверное, потому что мама отказалась от нее, когда она родилась. Еще Яйцо любит сидеть под батареей и обниматься. Таких ласковых кошек я в жизни своей не встречала. Если Яйцо хочет спать, она сидит передо мной и раскачивается, как в трансе, с одним закрытым глазом. Это значит, что ее надо взять на руки, и она будет спать со мной. Она спит часто на руках у моих друзей. Они все обожают ее за это. Однажды ночью она залезла ко мне под одеяло. А Кося всегда относилась к ней терпимо. Но увидев, что Яйцо посягнула на святое – меня в кровати – она подбежала, села рядом, сунула голову под одеяло и зашипела, как змея. Думаю, что со временем у Коси характер стал похожим на мой. У Яйца такого никогда не будет, она очень добрая, беззащитная и безобидная.
– Есть ли у Вас какие-то особые методы ухода за животным?
– Методов особых нет. Покупаю им силиконовый наполнитель для туалета, чтобы не было запаха. Периодически даю капли от глистов. Ленюсь вычесывать, но постоянно ругаюсь на них за шерсть на моих вещах. Кормлю мясом, мелкими креветками и сухим кормом. Яйцо очень любит козье молоко, но я тоже его люблю. Иногда приходит Анечка, подруга моей младшей сестры. Она ловит кошек и надраивает им уши специальным средством. После они еще долго сидят под кро­ватью хмурые, понурые, с пригнутыми ушами. Есть еще когтеточка – высотой метр, на подставке. Кося точит на ней когти, когда хочет, чтобы я ее похвалила. Яйцо сначала пыталась точить свои об обои, но я заорала, Кося начала искать «пятый угол», и Яйцо поняла, что так делать не надо.
– Марина, насколько я поняла, Вы довольно часто уезжае­­те в командировки на Кавказ. За кошками ухаживает сестра. Как кошки реагируют на Ваше возвращение? Как Вас встречают? Обижаются или, наоборот, «окатывают волной любви»?
– Когда я возвращаюсь из командировок, Кося начинает скакать, как бешеная, а потом пытается нагадить мне на дорожную сумку. Но я уже знаю, к чему приводит мое возвращение, поэтому приходится сразу сумку разбирать. Я ловлю Косю, чтобы обнять. Она, как обычно удирает от меня и делает вид, что я к ней пристаю. Но скучает по мне, и я точно знаю, что она меня любит.
– А во время командировок Вы обращаете внимание на местных кошек и животных вообще? Как они живут в тех «неспокойных точках страны»?
– Да, в командировках я часто обращаю внимание на бездомных животных, часто покупаю им сосиски и кормлю. Один раз в Назрани совершенно тощая собака боялась ко мне подойти. Я звала эту собаку, но она-то знала, чего ей ждать от человека (ничего хорошего), и не шла. Тогда я бросила ей сосиску. Очень неудачно бросила, потому что сосиска попала в нее. Она заскулила, заплакала и побежала. Я сама, чуть не плача, понеслась за ней и уговаривала съесть сосиску.
Но, безусловно, не только на Кавказе я встречала несчастных животных. В русских деревнях я видела, как собаки ели землю. Я покупала им колбасу. На меня с ненавистью смотрели местные, потому что они колбасу себе купить не могут, а я покупаю ее собакам. Еще помню собаку-дворнягу, встреченную мной на одной спецоперации. Мы прятались за гаражом, а в нескольких метрах от нас стреляли из БТРов. Все тряслось ужасно. Уши заложило, по ногам проходила ужасная волна, было чувство, что сейчас мы вместе с гаражом взлетим на воздух. И эта собака так испугалась, что упала в обморок. Кстати, во время войны в Чечне много коров, а особенно телят, умирали от разрыва сердца, когда начинался авиаобстрел. Это неприятное зрелище. У Ремарка в «Западном фронте без перемен» есть сцена, где погибают лошади. И писатель говорит, что если человек знает, за что он погибает, то лошади – не знают. И от этого их ужасно жаль. Мне ужасно жаль животных, потому что они никогда не узнают, за что.
Я убеждена, что в нашей стране не будет ничего хорошего, пока люди не научатся по-человечески обращаться с животными.
– Марина, Вы можете вспомнить какую-либо забавную ситуацию, которая случалась с Вашей кошкой?
– Да, с моей кошкой постоянно происходят смешные ситуации. Часто она падает в ванну полную горячей воды. Носится по квартире, а я собираюсь в ванну. Я говорю: «Кося, успокойся». Она с разбегу ныряет в ванну, падает на дно (а вода там всегда очень горячая), потом всплывает и в ужасе бежит куда-нибудь прятаться. Вот с Глистой был смешной случай. Она не ходила в туалет в лоток. Я как-то закрывала дверь и придавила ей хвост. Она начала орать, а я не могла понять, что случилось, и ее хвост еще какое-то время был в тисках. Она подумала, что это я ее так наказала, и больше не гадила. С Яйцом было смешно прямо вчера. Она бежала куда-то на большой скорости, а я шла мимо, мы столкнулись, и обе завопили от боли. Но я думаю, ей было больней. Она долго пряталась от меня под кроватью. А, вообще, меня дико смешит, когда Кося откуда-нибудь сваливается.

Фотографии: Ю. Лисняк

Показать полностью


Комментарии

Возврат к списку

Последние поступления

  • Нина Гринаковская

    Нина Гринаковская Нина Гринаковская, эксперт-всепородник из Казахстана, хорошо известна владельцам кошек не только у себя в стране. Многие российские заводчики встречались с ней на выставках и с уважением отзываются об ее доброжелательном и объективном судействе.

    Читать далее

  • Кошачий криминал

    Кошачий криминал Любой хозяин знает, как настойчиво домашние любимцы умеют выпрашивать еду и лакомства. Если допроситься не удалось, отчаявшиеся животные иногда идут на преступления — воровство в особо вкусных размерах.

    Читать далее

  • Иерархия кошек

    Иерархия кошек Кошки слывут независимыми животными. Отчасти благодаря книге Редьярда Киплинга «Кошка, которая гуляет сама по себе» люди уверены, что кошки — животные одиночные. Но это не совсем так.

    Читать далее

  • Стареющая кошка

    Стареющая кошка Мы живем бок о бок со своими питомцами многие годы, и в какой-то момент понимаем, что животное далеко не молодое и даже уже заслуживает статус ветерана. Домашние кошки в среднем живут до 15 лет, но нередко встречаются и долгожители, которые доживают до 22–25 лет. И очень многое зависит от среды обитания животного, наследственности, а также кормления и ухода.

    Читать далее