ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

журнал для любителей Кошек

ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Новости

Мараша

 

Автор: Татьяна Орлова

Дата: 31.01.2014 14:52:00

Я пишу эти строки в июле 2005 года. Вот уже восемь месяцев нет с нами нашей Мараши. Я не могу даже сказать, сколько ей было лет, – мы не знаем ее возраста даже приблизительно, как и возраста многих наших животных. Я могу только сказать, что девять лет она была членом нашей семьи.

shutterstock_159603746.jpgМараша появилась у нас в подъезде зимой 1995 года, в феврале, в самые морозы. Она доброжелательно и совершенно безбоязненно встречала всех (в том числе и хозяев собак с их питомцами) на первом этаже. Она выглядела очень довольной, не пыталась проникнуть в квартиры вместе с входящими хозяевами, не проявляла жадности в еде и начинала напевать при проявлении к ней малейшей благосклонности.

Скоро стала известна история ее появления в нашем подъезде. Наши соседи с шестого этажа возвращались поздно ночью пешком из гостей через Ивановский мост. Была сильная пурга, мороз под двадцать градусов. Оглянулись, услышав истошное мяуканье: за ними, семеня изо всех сил, бежала неизвестно откуда взявшаяся кошка. Кем надо было быть, чтобы оставить ее погибать на морозе… Принесли домой, но «своя» кошка не приняла и стала яростно драть. Пришлось выпустить в подъезд в надежде на благосклонность судьбы.

Все было понятно, тем более что это был не первый случай, когда на нашем мосту выбрасывали животных из машин… Уж не знаю, чем она не угодила хозяевам, потому что жизнь показала, что характер у нее был чуть ли не ангельский.

Наверное, эта странная кошка зачем-то была нужна миру, потому что в том, что случилось далее, определенно была рука судьбы. Если бы Мараша осталась у наших соседей, ее бы ждала незавидная судьба: они начали активно лечиться у известной целительницы, которая велела им избавиться от домашних животных, – и они избавились от своей кошки (той самой, которая так противилась «вселению» Мараши).

Судя по состоянию зубов, ей было не меньше четырех лет, а может быть, и все пять. Результат осмотра компактного трехцветного шарика на коротких лапках не вызывал сомнений: беременность не меньше полутора месяцев (может быть, это и стало причиной жестокого поступка ее хозяев, подумали мы). На семейном совете было принято решение – брать. 

Почему мы назвали ее Марашей? Я помню, что, когда будущая Мараша появилась в нашем подъезде, она отличалась чистейшей белизной своих пятнышек, но буквально через два-три дня они приобрели грязновато-серый оттенок. В это время телевидение показывало сейчас уже благополучно всеми забытый сериал «Замарашка». Так она совершенно спонтанно и естественно получила прозвище Замарашка. Конечно же, когда мы взяли ее к себе, она быстренько отмылась, но имя уже так крепко к ней приклеилось, что «отменить» его путем переименования было уже невозможно. Я не люблю, когда животные носят имена предметов типа Шарик, Пулька, Бакс, Фантик и т.п. Почему-то в моей голове сложилось, что это для них плохая примета, поэтому все мои животные носят нормальные человеческие имена (хотя и говорят, что это грех). Имя Мараша стало компромиссом: оно было созвучно человеческому имени Прасковья (Параша), а этот удивительный зверь действительно вел себя «в русском стиле».

По своей натуре она была настоящей «мамашкой». Первое, что она сделала, появившись в нашем доме, – попыталась отмыть нашего пса, вернувшегося с вечерней прогулки, от налипшего на его густую шерсть снега. Смелая попытка, учитывая его размеры. 

Мягко говоря, она не отличалась умом, за что и получила в последующем забавные прозвища «Мараша – дурочка наша» (авторство принадлежит мне), «Маранья – голова баранья» (мамин экспромт).

shutterstock_159769883.jpgОна тут же узурпировала власть. Впрочем, это была власть над одним только Гавриком. Он, Лиза и пес Мишаня – вот и все наши животные на момент появления Мараши в нашем доме. Да и ей это ничего не стоило. Лиза никогда и не претендовала на роль матери кошачьего семейства – для этого она была слишком горда и независима. Мишаня всех любил и всем все позволял, вот и Мараше позволил себя «возглавить». Гаврик был явно моложе и охотно подчинился старшему. Позже она принимала всех наших животных, удочеряла и усыновляла их самих и их отпрысков и всячески им покровительствовала.

Она была, что называется, «дама с изюминкой». Между ее благообразным внешним видом и поведением была «дистанция огромного размера». Периодически члены нашей семьи становились свидетелями странной сцены: из конца в конец нашей маленькой двухкомнатной квартиры неслась «банда»: впереди Гаврик, Мараша и Степа, а за ними, свесив язык, явно не успевая, но страшно стараясь, вприпрыжку скакал увалень Мишаня. Долетев до окна, кошки экстренно тормозили лапами, разворачивались и, опережая озадаченного Мишаню, стремглав бросались обратно, к другому окну. И так несколько раз. Опасливо прижимаясь к стенам, мы рассуждали о борьбе наших домашних питомцев с квартирной гиподинамией. Внимательно понаблюдав, я с огромным удивлением обнаружила, что заводилой этих бегов, как, впрочем, и многих других игр и маленьких «безобразий», были вовсе не «молодые и рьяные» Гаврик и Степа, а степенная «матрона» Мараша!

Надо сказать, что вскоре после «заселения» в наш дом Мараша самым невинным образом «запросила кота». Так мы уяснили, что ее круглый животик был результатом вовсе не «глубокой» беременности, а усиленного питания – вполне предсказуемый итог сострадания к ней жителей нашего подъезда (в его, так сказать, материальном выражении).

Несколько лет подряд мы исправно брали Марашу с собой на дачу. Естественным следствием этого стали: на первом году – Персиваль (в дому Персик), на втором – Степа и Кирюша, на третьем – Мартин и Сенечка.

На даче проявилась еще одна особенность Мараши: она была фланершей! После завтрака она уходила в неведомом для нас направлении и появлялась только к вечеру или к ночи, чтобы поужинать (не очень охотно, к моему удивлению) и переночевать. Совершенно случайно мы узнали, как она проводит время днем. Гуляя вечером с Мишаней в «чужом» переулке, я невольно зацепилась взглядом за знакомые яркие пятнышки: Мараша уютно дремала на чужом табурете чужого участка! Приветливая хозяйка, обихаживающая свой цветник неподалеку, охотно посвятила нас в подробности: «Так это Ваша кошечка? Она любит тут полежать. Такая спокойная, такая певучая … Мы все ее любим. Она у нас тут ходит по участкам, мы ее кормим — то колбаской, то кашкой…».

Так было и на третий год «заездов» Мараши на дачу. Но завершилось все по-другому. Уже к концу сезона Мараша стала приходить домой все реже. Когда она в первый раз исчезла на два дня, я встревожилась, стала разыскивать ее вечером и приводить домой (она всегда откликалась на зов и выходила на голос). Ее животик был уже очень заметен, и я беспокоилась за нее больше обычного. Она вдруг стала очень раздражительной, шипела на Гаврика и агрессивно махала лапой на сына Степу. Никогда, даже во время беременности, она не вела себя так странно. Я очень хотела увезти ее в город, но необходимо было повременить хотя бы две недели – в квартире в обеих комнатах полным ходом шел серьезный ремонт.

Однажды я не смогла ее найти вечером, чтобы привести домой. И на второй вечер тоже. В страшной тревоге я обошла все наши дачные кварталы, спрашивая всех о моей кошке. Никто ее не видел. Уже возвращаясь, на границе нашей линии домов, совсем близко от нашей дачи, я услышала ее тонкий жалобный голосок. Она бегала на своих коротких ножках вдоль забора, отчаянно и безуспешно пытаясь выбраться, – сетка-рабица доходила до самой земли. Как же она туда попала? Сейчас уж и не помню, как я ее вызволила, – по-моему, при помощи хозяина участка.

Дома я тщательно ее осмотрела: на левом боку сразу под кожей я обнаружила плотное образование размером с горошину. Сначала я решила, что это сильно насосавшийся клещ, однако шарик был слишком твердым на ощупь – это была дробь! Вот почему она стала пугливой и раздражительной – в нее стреляли! Кто мог выбрать мишенью безобидную домашнюю кошку?! От такого человека можно было ожидать чего угодно… С трудом дождавшись утра (на наше счастье, это была суббота и мне не надо было идти на работу), я увезла ее на квартиру. Дома я была потрясена ее реакцией на возвращение: выйдя из переноски в ремонтный разгром, она мгновенно успокоилась, запела и начала мыться. Она была дома!

shutterstock_161265815.jpgЯ оборудовала ей «родильное место» в углу (чтобы сквозняки не достали), под стулом в большой комнате (другого места не нашлось), накрыв его со всех сторон шерстяным одеялом и оставив спереди небольшое отверстие для входа. Но она, обследовав «норку», больше в нее не вернулась – следующие несколько дней (я уже не вернулась на дачу) она ходила за мной буквально по пятам, словно боялась остаться одна, ласкалась и напевала. На восьмой день утром она подошла ко мне и, урча и поминутно устремляя на меня выразительный взгляд, повела меня в «родилку». Роды уже начались, когда раздался телефонный звонок. Я бросилась к телефону, Мараша – за мной. Пришлось мне срочно вернуться и в течение часа никак не реагировать на посторонние события. Она потеряла первого котенка.

Больше мы Марашу на дачу не брали. А ей и дома было неплохо – лишь бы рядом были хозяева и другие звери. Так прошло еще несколько лет.

Беда, как всегда, пришла неожиданно: как-то весной Мараша стала сильно кашлять, и я повезла ее к врачу. Обследование показало, что у нее последняя стадия рака – метастазы из матки уже поразили печень и достигли легких. Ее дни были сочтены, и ей было суждено умереть страшной смертью – от удушья, когда болезнь полностью поразит легкие. Думаю, что свою роковую роль сыграл сильный стресс, который она перенесла тем злополучным летом, когда в нее стреляли.

Конечно же, я спросила у терапевта, чем я могу облегчить ей последние минуты. Мне ответили, что ничем, хотя все произойдет совсем не быстро – от двух до четырех часов, хозяева, как правило, в таких случаях не успевают довезти животное до врача. Что она имела в виду, я поняла позже. А пока – жизнь продолжалась. Каждый день, как велела врач, я стала давать Мараше таблетки эуфилина, и вскоре она перестала кашлять. Ее характер никак не изменился. Странно было видеть мой веселый певучий шарик на лапках и знать, как мало нам осталось быть вместе.

...Это случилось в один из еще теплых осенних вечеров: у Мараши парализовало задние лапы. Я с трудом дождалась утра, чтобы отвезти ее к врачу. Оказалось, что печень не справлялась с токсинами, которые вырабатывала раковая опухоль, и от этого страдал спинной мозг. Но пока Мараша была бодра, не испытывала никаких болей, только очень сердилась, что на двух передних лапах больше не может взобраться на подоконник. По рекомендации хирурга я сделала ей курс уколов прозерина, и вскоре одна лапа полностью восстановила свои функции. Врач сказал, что функции второй уже не восстановятся. Каждый день после того, как я узнала ее диагноз, я просила высшие силы облегчить ее последние часы.

Месяца через полтора ночью Марашу снова парализовало, и вскоре она умерла. Мы похоронили ее на даче, рядом с Лизой. Конечно же, у нас остались ее фотографии, но невозможно описать, как скучали по ней мои руки, как тосковали мои глаза по ее деловито семенящей походочке! Только одно утешало меня тогда и, надеюсь, будет утешать еще много лет: ее сын Степаша смотрит на меня ее овальными медовыми глазками, и, стоит мне взять его на руки, я слышу знакомую мелодию в его громкой незамысловатой песенке...  

Статья опубликована во втором номере журнала «Друг» для любителей кошек за 2014 год

Показать полностью


Комментарии

Возврат к списку

Последние поступления

  • Нина Гринаковская

    Нина Гринаковская Нина Гринаковская, эксперт-всепородник из Казахстана, хорошо известна владельцам кошек не только у себя в стране. Многие российские заводчики встречались с ней на выставках и с уважением отзываются об ее доброжелательном и объективном судействе.

    Читать далее

  • Кошачий криминал

    Кошачий криминал Любой хозяин знает, как настойчиво домашние любимцы умеют выпрашивать еду и лакомства. Если допроситься не удалось, отчаявшиеся животные иногда идут на преступления — воровство в особо вкусных размерах.

    Читать далее

  • Иерархия кошек

    Иерархия кошек Кошки слывут независимыми животными. Отчасти благодаря книге Редьярда Киплинга «Кошка, которая гуляет сама по себе» люди уверены, что кошки — животные одиночные. Но это не совсем так.

    Читать далее

  • Стареющая кошка

    Стареющая кошка Мы живем бок о бок со своими питомцами многие годы, и в какой-то момент понимаем, что животное далеко не молодое и даже уже заслуживает статус ветерана. Домашние кошки в среднем живут до 15 лет, но нередко встречаются и долгожители, которые доживают до 22–25 лет. И очень многое зависит от среды обитания животного, наследственности, а также кормления и ухода.

    Читать далее