ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

журнал для любителей Кошек

ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Новости

Эмиграция, или Четыре полета кота Филимона

 

Автор: Светлана Павлова

Дата: 01.11.2013 17:02:00

Ощущение полета, как всегда, не приносит удовольствия: итог один – что-нибудь да отобьешь. На этот раз все закончилось гораздо хуже, чем в прошлые два: невыносимая боль ниже пояса. Приземлился неудачно: асфальт жесткий, этаж – шестой, лап не хватило. Теперь только лежать и лучше не думать, кто пробежит мимо. 

Сородичи не помогут, собаки – как повезет. Может быть, останусь жив. Только зачем?

Ира, Ирочка, ты пришла! Ой-ой, мне же больно, аккуратней… Дыхание перехватывает, как больно. Что, снова домой? Зачем? К моему мучителю? Ира, почему мы не можем жить без него? Сделай что-нибудь, пусть он уйдет, я не хочу! Ну и что – брат? Сам бы убежал, но теперь уже не могу – что у меня с лапами?
Три полета за шесть лет – не стаж для летчика. А вот для кота – очень даже. Особенно для тяжелого – нет, не жирного, просто Филимон вырос крупным зверем. Счет велся по сломанным лапам: первый вылет – одна, второй – другая, третий – бедренная кость. Последний полет забыть невозможно – от него осталась хромота на всю жизнь.
Сын хозяйки был жизнерадостным мальчиком. Естествоиспытателем. История не донесла до нас, над кем он еще ставил опыты. А дома ближайшей жертвой всегда оказывался Филимон. Приходилось отсиживаться в укромных уголках, выходить тайком, перебежками – пока он не проснулся, потом пока не вернулся домой… Ах, не успел! Хотел сходить в лоток и не успел! В двери зашевелился ключ: вернулся мучитель. Коту пришлось спешно бежать в ближайшее укрытие и справлять нужду там – терпеть уже не было сил. И не выходить, затаиться! Никуда никогда ни в коем случае, я же виновен, меня же теперь просто убьют… И неважно, что роскошные штаны уже слиплись, что в этой щели невозможно развернуться и вылизаться, – лучше уж превратиться в вонючий валенок, чем это…
Когда брата не было дома, Ира вызволяла кота из его убежища, мыла, чесала. Можно было отдохнуть и насладиться недолгим покоем. А потом снова война, окопы. Не понять коту, зачем судьба распорядилась сделать его защитницу сестрой врага. И почему у нее не хватает сил побороть его.
Чем человечнее кошачий ум, тем более его обладатель беззащитен перед проявлением животного в человеке. Да еще способность обобщать, данная не каждому. Запуганный подростком-тираном Филимон перенес свой страх на всех представителей мужского пола. Мужчины повергали кота в состояние обморока! Если не удавалось быстро спрятаться, он цепенел, глаза стекленели и лапы подкашивались. И если с Ирой и мамой можно было сидеть на диванчике, спокойно есть, смотреть в окно, то звук мужских шагов, мужского голоса обращал Филю в панику. А в дом приходили гости, дома жил мучитель – и в окопах приходилось отсиживаться сутками. Когда кота доставали, чтобы отмыть и расчесать, он уже почти не был котом. Потому что у домашних котов чистая шелковистая шерстка, они не пахнут, их движения преисполнены достоинства и вальяжности. Как стать котом обратно, когда даже не помнишь, ради чего? Шесть лет страха.
...Уехала Ира. Сначала ее просто не было, а потом стало понятно, что уже и не вернется. Но вскоре исчез и мучитель – женился и переехал к супруге. Теперь можно было без опаски ходить по дому. Хозяйка любила кота, и два счастливых года они прожили вместе. А потом в доме остался только кот.
Мама, куда ты уходила? Неужели теперь так и будет – два заката, три рассвета и пять шагов от холодильника до миски? Я же так тебя ждал! Я же один, совсем один, куда ты? К мучителю? Кто, ребенок? Зачем он тебе? Мама, не уходи!
Человеческие дети требуют слишком много внимания. Если котенку нужна только мама-кошка, то ребенку зачем-то нужны мама, папа, а теперь еще и бабушка. И почему-то бабушка нужна внуку гораздо больше, чем коту его единственная хозяйка. Кот думал иначе, но его никто не спросил.
«Можете котика проведать? Утром там или вечером, когда получится. Вот вам ключи, заходите, покормите кота, лоток на кухне, мясо в холодильнике, сухой корм в шкафу, справа над мойкой. Нет, ничего покупать не нужно. Я не могу, у меня просто нет времени. Мои работают, а с Ванечкой гулять надо. Да, я пока у них. Ну а что делать? Сына я люблю и кота люблю, но не могу свести их вместе».
«Здравствуй. Теперь ты мне мама? Если уже третий день – значит, так и есть. Спасибо, я скучал тут один. Нет, я не голодный, но все равно спасибо. Вкусно. Нет, я лучше на вечер оставлю – все равно делать нечего, я один. Проснусь – поем… Ты вот сейчас покормишь и уйдешь? Я же один, я снова останусь один. А ты знаешь, каково это?»
«Все, пошли! Не могу я так! Ты теперь будешь наш кот!»
Всего четыре этажа вниз, никуда далеко ходить не надо. Здесь совсем другой воздух, здесь не пахнет пылью одиночества, а еще я должен исследовать здесь каждый уголок. Вдруг чего? О, вот здесь убежище. И здесь, и сюда можно пролезть. От кухни два прыжка. Апчхи! Я тут шваброй не нанимался! Вот что значит - не было кота в доме!
Да, здесь живет мужчина. Но он не такой, как все. Он вообще особенный. Он ходит тихо, он даже разговаривает со мной. Может быть, он полюбил меня? Может быть, выйти и посмотреть?
Мало-помалу Филимон отогревался душой в этом доме. Здесь никто не повышал на него голос, никто не замахивался и тем более не бил. Такой ласковой была только Ира. Была, но почему-то оставила кота. Может быть, ее тоже выбросили в окно, а он не видел, пока прятался? Нет, не может быть… Сколько маленьких и больших страхов пришлось преодолеть!
Счастье, что коты живут сегодняшним днем. Прошлое прошито в их лапах, но о будущем они имеют представление только тогда, когда это будущее вот-вот готово стать настоящим: ключ поворачивается в замке, а значит, скоро еда перейдет из холодильника в миску, потом расческа будет осторожно пробираться в роскошном воротнике, потом разноцветные перья вот-вот окажутся в когтях… ан нет, опять ловить, где вы там машете? Какая хитрая игрушка! А потом свернуться калачиком – и неважно в каком местечке этого теплого безопасного дома – и сладко уснуть. Иногда хозяева уезжают надолго, но поодиночке – и кот никогда не бывает один. Вот опять главный мужчина этого дома исчез в очередной командировке. А мы пока сидим, пьем чай и ждем.
«Ура! Я вернулся!» – как хрупкое стекло, разбился снова весь кошачий мир. Что-то в этом голосе – всегда таком родном и добром – зазвенело чуждое, страшное, и темные катакомбы за диванами снова стали для кота убежищем. Года лечения душевных ран как не бывало. Опять мир разделился на ночь и день, начало и конец которых нельзя определить по солнцу: ночь и мрак – это когда дома он, непостижимо ужасный, как все мужчины, а свет и день – когда его нет.
…Шесть месяцев прошло в попытках вернуть кота в прежнее безмятежное состояние. Но ни тихий голос, ни уговоры, ни бесконечное терпение хозяина дома не смогли отогреть кошачью душу. Видимо, страхи никуда не уходили – они так и жили несколькими этажами выше, в старой квартире. Они просто притихли на время, чтобы снова овладеть котом – стоило ему только забыть о них. А теперь добыли ключик или наконец-то выследили, когда открывается дверь, и пришли за ним.
«Нет, не приеду. Нет, некогда, Ванечка болеет, я с ним. Кот? Да ладно, кот. В следующий раз приеду… когда? Не знаю пока, некогда. Приеду, дам вам денег – усыпите его. Сколько это стоит? Не знаю, посмотрите, я дам сколько нужно. Нам кот не нужен. Ну а что, куда девать-то его?»
Что делать? Звонить в Германию, там живет Ира с мужем. Его любимая Ира, всегда приходившая на помощь, спасавшая кота от брата-изверга, согласилась взять Филю домой. Чтобы быть честным котом перед законом чужой страны, десятилетнему Филимону пришлось познакомиться с прививками и чипированием. Впрочем, кот стойко перенес все процедуры. Что-то новое витало в воздухе, обещало конец всем его страхам и начало новой, настоящей жизни.
И неважно, что десять лет. Две жизни уже было. Третья – будет самой лучшей, а для остальных шести кошачьих уж там что-нибудь придумаем. Буду жить все семь сразу!
Это был его первый полет, закончившийся удачно. Кот летел один в багажном отделении, но вопреки всем опасениям перенес дорогу спокойно и уже по пути из аэропорта совершенно пришел в себя. Ведь он ехал с любимой хозяйкой в новый дом, к новым людям, к новому счастью!
Страхи старого дома остались на таможне. Филимон сразу подружился с мужем Иры, не стал бояться и гостей – а уж они приходили всякие: и большие, и громкие, и с бородой.
С этими разговор короткий: ноги в тапки, стул вон там – иначе получишь зубами за пятку! Я здесь хозяин. Гладить можно. Уважительно. Для мужчин – на вы. О, приветствую вас, фройляйн! Да, я тут немного выучил немецкий, гутен таг! Покажите свою сумочку, что это у вас там? Да, и гладьте, гладьте, конечно же! Разрешите на колени? Нет, не встать, а сесть! Я аккуратно, без когтей. Ум-м-м, у вас не очень удобная юбка, в следующий раз надевайте длиннее… ну ничего, я как-нибудь пристроюсь, за колготки не опасайтесь – я же джентльмен! Давайте поговорим о том, как у меня все прекрасно…

Показать полностью


Комментарии

Возврат к списку

Последние поступления

  • Нина Гринаковская

    Нина Гринаковская Нина Гринаковская, эксперт-всепородник из Казахстана, хорошо известна владельцам кошек не только у себя в стране. Многие российские заводчики встречались с ней на выставках и с уважением отзываются об ее доброжелательном и объективном судействе.

    Читать далее

  • Кошачий криминал

    Кошачий криминал Любой хозяин знает, как настойчиво домашние любимцы умеют выпрашивать еду и лакомства. Если допроситься не удалось, отчаявшиеся животные иногда идут на преступления — воровство в особо вкусных размерах.

    Читать далее

  • Иерархия кошек

    Иерархия кошек Кошки слывут независимыми животными. Отчасти благодаря книге Редьярда Киплинга «Кошка, которая гуляет сама по себе» люди уверены, что кошки — животные одиночные. Но это не совсем так.

    Читать далее

  • Стареющая кошка

    Стареющая кошка Мы живем бок о бок со своими питомцами многие годы, и в какой-то момент понимаем, что животное далеко не молодое и даже уже заслуживает статус ветерана. Домашние кошки в среднем живут до 15 лет, но нередко встречаются и долгожители, которые доживают до 22–25 лет. И очень многое зависит от среды обитания животного, наследственности, а также кормления и ухода.

    Читать далее