ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

журнал для любителей Собак

ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Новости

Канистерапевт: хвостатая профессия. Окончание. Начало в №3, 2017

Статья опубликована в журнале

Автор: Елизавета Морозова

Дата: 01.05.2017

Подробнее о журнале

Собака – существо, способное вызывать у людей самые положительные эмоции. Своей искренностью, ласковым взглядом, приветливым вилянием хвоста она старается расположить нас к общению. Это особенно важно, когда речь идет о детях и взрослых людях, закрытых от внешнего мира вследствие психологической травмы или врожденной особенности. Но понимает ли четвероногий терапевт суть своей работы и как относится к делу? Продолжим тему и спросим специалистов.

– Как Вы думаете, что чувствуют собаки в процессе сеансов канистерапии? Нравится ли им их работа? Как они ведут себя после сеанса?
Мария Николаевна Мальцева, директор АНО «Сообщество поддержки и развития канистерапии», канистерапевт, психолог, эрготерапевт, д.в.н, к.т.н., помощник главного специалиста Минздрава РФ по медицинской реабилитации СЗФО, доцент кафедры психологии и педагогики ФПО ПСПбГМУ им. И.П. Павлова: Собакам нравится, так как сначала их за работу поощряют кормом, затем собака начинает понимать, что ее ждут, хвалят и благодарят многие люди. Собак искренне любят пациенты – и дети, и взрослые, им благодарны родители и родственники нуждающихся в помощи людей. В подавляющем большинстве случаев к собакам тепло относится персонал учреждений, в которых они работают. Так как собака – социальное животное, такой вид поощрения становится лучшим и желанным, и собаки стремятся на работу. После занятий собаке полагается разгрузка по разработанным и рекомендованным СПРКТ схемам. Это немного активного движения в виде любимой игры, чтобы сбросить физическое напряжение, ласка, расслабляющий «массаж» хозяйскими руками, кормление и сон.
Екатерина Лознева, волонтер: Лойд (кавалер кинг чарльз спаниель) был раньше стеснительным и скромным. Сейчас он сам изменился в лучшую сторону и помогает меняться людям. В процессе сеанса он активно участвует во всех занятиях: садится рядом с ребенком, лижет руки, прижимается, залезает на колени. Ему все это очень нравится, но он устает после занятий. Домой приходит и спит как убитый, все-таки это серьезная эмоциональная нагрузка для собаки, несмотря на то, что в процессе работы он явно получает удовольствие от происходящего.
Вера Николаева, сотрудник: Рейтону нравятся занятия, но он не терпит пассивности, то есть ему хочется принимать участие во всем, быть в центре событий, выполнять какие-то команды – в общем, нужна некая «движуха», иначе ему становится скучно. И, конечно, после всего этого он устает: такая абсолютная вовлеченность в происходящее выматывает собаку почти так же, как спортивная тренировка.
Ирина Осипова, волонтер: Никки вообще удивительная собака, она может работать сама, без моего контроля и подсказок. Знает, когда нужно просто лежать в стороне, когда, напротив, лучше быть рядом, целоваться и ласкаться. Ей нужно общение с людьми, она это любит. Для нее канистерапия – разновидность взаимодействия со мной. Получая поощрения за свое поведение и видя, как мне нравится то, что она делает, Никки очень старается порадовать меня. И ей самой канистерапия тоже доставляет удовольствие.
Юлия Флорова, психолог: Лора (ховаварт) обладает необычным качеством: она умеет «присутствовать». То есть дети ей читают книжки, рисуют ее, она участвует в сюжетно-ролевых играх, которые мы в большом количестве используем в процессе лечения. Она может быть «доктором», «продавцом», «учителем». Это собака средней подвижности, на нее можно «выкладывать» лежачих больных. В детстве ее отбраковали: она не подошла для занятий спортом и защитой, зато здесь Лора проявляет свои таланты в полном масштабе. Она терпеливая, доброжелательная, ласковая. Могу сказать, что ей здесь комфортно, она знает, что занята делом, и ответственно относится к своей работе. После сеансов утомляется она, конечно, сильно, ну а кто из нас не устает?
Анна Богина: В процессе занятия канистерапией собаки ведут себя так же, как люди, которым интересна их работа. Они очень дружелюбны и чутки, но при этом крайне внимательны и сосредоточенны. Собаки действительно очень любят работать. Однажды перед занятием у нас произошла техническая заминка: нам нужно было подождать, пока уберут наше помещение. Мой пес был крайне возмущен этой задержкой: он вставал лапами на дверь, нажимал ручку, тянул меня за поводок, приглашал наших пациентов зайти в комнату. Как только уборка закончилась, он тут же успокоился и радостно приступил к работе. После занятия собаки выходят довольные и усталые, как и их хозяева. У них расправлены плечи, радостно виляет хвост и гордо поднята голова: они понимают, что приносят пользу.
Инна Судникова: Когда я достаю рабочий рюкзак и начинаю собирать в него необходимые для совместной деятельности вещи, мои собаки понимают: мы едем работать. Для них канистерапия – это работа. Это могут быть как досуговые, так и реабилитационные выезды. Во время работы видно, как меняется поведение собаки: где-то она терпеливо ждет, к кому-то подстраивается, другим подсказывает своими движениями, что нужно сделать. Особенно это заметно при индивидуальной работе: собака настраивается на пациента и работает, учитывая его состояние и настроение. Могу ответить, опираясь на опыт работы со своей старшей собакой. Мы с ним начали работать в канистерапии, когда ему исполнилось уже 8 лет. Для собак, проживающих в городских условиях, – пенсионный возраст. И тут его стали обучать новым трюкам, требовать выполнения команд, которые он до этого игнорировал. Мнение многих было: оставьте собаку в покое, в таком возрасте нельзя что-либо изменить в ее поведении, да и зачем? Но мы стали заниматься, тренироваться, учить новое. Изменилось его поведение, он понимает, что делает нужное дело, он востребован, его ждут. Сейчас ему 11,5 лет, и он – сертифицированная собака-терапевт, продолжает работать. И ему это нравится! Мне как хозяйке радостно видеть его горящие глаза, радоваться его работе, хвалить. Безусловно, нагрузка определяется с учетом его возможностей.
– Каковы особенности обучения и выращивания собак-терапевтов?
Ирина Эдуардовна Гришина, психолог высшей квалификационной категории, психотерапевт, канистерапевт, кинолог, эксперт РКФ: Собаки-терапевты к нам чаще всего приходят из поисково-спасательной службы, то есть изначально нацеленные на позитивное, доброжелательное отношение к любым посторонним людям. Они охотно общаются со всеми, играют и берут лакомство из чужих рук. Таких собак проще обучить терпеливо переносить любые действия, даже порой болезненные: дети приходят разные, бывают и такие, которые могут ударить собаку, бросить в нее что-то. Собака-терапевт не должна проявлять агрессии во время сеанса. Кроме того, важно наличие крепкой нервной системы. Именно поэтому я предпочитаю собак служебных пород рабочего разведения. Они могут успешно заниматься и защитными видами служб, и быть отличными собаками-терапевтами. Например, мой малинуа показывает отличные результаты по ИПО, в том числе и в защитном разделе, а здесь, на занятиях, очень ласковый пес, который оближет и зацелует всех, кто ему попадется. До него у меня были немецкие овчарки, которые тоже хорошо работали по защите, но с детьми вели себя безупречно. Был такой случай: проходила встреча с Рональдом Макдональдсом. Мать привела своего больного ребенка, и у него случилась истерика. Мальчик лежал на полу и плакал, родители сказали, что это как минимум на полчаса. И мой Симба неожиданно сам, без моих указаний, схватил какую-то игрушку, подбежал к лежащему мальчику и положил ее ему на грудь. Потом посмотрел на него и гавкнул. Мальчик затих и стал играть с собакой. До конца встречи он ни разу не заплакал, а Симба не отходил от него ни на шаг.
Ирина Осипова: Никки – очень дружелюбная и контактная собака, и специально обучать ее не пришлось, поскольку, как я уже говорила, она занимается ПСС и с детства умеет правильно общаться с людьми. Я работаю в Мособлпожспасе вместе с Никки, она ищет людей, заблудившихся в лесу. В ПСС ее научили быть доброй, ласковой и активно взаимодействовать с людьми, что необходимо и в канистерапии.
Вера Николаева: Со своим ирландским сеттером Рейтоном я начала заниматься канистерапией, когда ему было 6 месяцев, через год мы пошли в ПСС. Пес бывает слишком активным и веселым, поэтому приходится его контролировать, чтобы он не делал слишком резких движений, не прыгал. А сам по себе он довольно добрый, особенно сильно тянется к детям-инвалидам.
Анна Богина, волонтер-психолог: Мы учим собаку взаимодействовать с чужими людьми, а не только с хозяином. Это ключевая особенность обучения. Собака-терапевт выполняет команды пациента, берет у него корм, идет по команде «рядом» с пациентом, внимательно глядя ему в глаза. И при этом она работает «на хозяина», не теряя с ним контакта ни на секунду. Во время сеансов собака и хозяин являются по-настоящему «одной командой». Ставя задачу вырастить собаку-терапевта, мы воспитываем щенка так, чтобы он с доверием относился к чужим людям. Мы вместе делаем покупки в магазинах для животных, ездим в транспорте, ходим в гости и учим щенка получать удовольствие от таких «выходов в свет». Очень важно, чтобы щенок понял: много народу, все гладят – значит, будут хвалить и вкусно кормить.
Инна Судникова, волонтер-психолог: Обучение собаки-терапевта – дело кропотливое и непрерывное. Одна из основных целей работы таких собак – взаимодействие с человеком: со взрослым или с ребенком, в процессе групповых или индивидуальных занятий. Во время работы собака реагирует на команды, поданные руками, кончиками пальцев, поворотом головы. Для нее должны быть привычны различные возможные ситуации и поведение в них. Этого можно достичь только в условиях совместного домашнего проживания. Например, мои собаки понимают разницу между: «выйди», «отойди», «подвинься». Исходя из этого недопустимо содержание собаки на цепи. Для того чтобы получить допуск к работе, собака проходит специализированное обучение, после которого сдает полноценный экзамен. Он принимается в соответствии с Национальным стандартом РФ ГОСТ 56384-2015 «Подготовка собак для реабилитации инвалидов», который вступил в действие 09.04.2015. Любая, даже незначительная ошибка, допущенная при сдаче, отправляет хозяина и собаку на дополнительное обучение. Свою старшую собаку (на тот момент ему было 8 лет) я готовила полтора года. Несмотря на его жизненный опыт, пришлось корректировать поведение, переучивать команды, учиться новому, добиваться четкого послушания. При этом учиться пришлось и мне. Чтобы научить собаку чему-то новому, нужно сначала самой это освоить.
– Как ведут себя дома собаки-терапевты? Они не пытаются «лечить» членов семьи или как-то реагировать на плохое самочувствие хозяев?
М.Н. Мальцева: Собака, прошедшая подготовку для терапии, всегда более комфортна в быту. Она отлично воспитана, не реагирует на странное поведение людей или какие-то яркие раздражители. Это очень корректные, «интеллигентные» собаки, которых, за редким исключением, любят все окружающие. А еще эти собаки, увидев ребенка или человека с костылем или в инвалидной коляске, радуются ему и пытаются пристроиться к незапланированной работе. А вот «лечить» дома не пытаются, так как процесс терапии – это система упражнений, подобранных специалистом индивидуально для каждого пациента. Собаке такие тонкости, естественно, недоступны.
Вера Николаева: Дома Рейтон вполне обычная собака: ест, спит, играет. А вот на улице он более активный, и если встречается человек с ограниченными возможностями, то Рейтон проявляет желание с ним пообщаться. И еще, он больше тянется к взрослым, чем к детям.
Ирина Осипова: Никки может прийти ко мне и лечь вокруг головы или на живот, если чувствует, что мне нездоровится. На прогулке сын знакомой упал, Никки подбежала к нему и начала его жалеть. Никки тоже выделяет инвалидов в толпе, узнает их. Но во время сеансов канистерапии она себя ведет совсем по-другому. Понимает, что тут надо выкладываться, стараться.
Екатерина Лознева: Раньше Лойд бегал по дому не глядя, теперь же он смотрит под ноги: если мой младший брат играет сидя или лежа на полу, то он аккуратно обходит его. Также он полюбил совсем маленьких детей и охотно общается с ними на прогулках. Он очень ручной песик, я бы даже сказала, «пластилиновый» – в какую позу посадишь или положишь, в такой он и будет находиться. Дома Лойд обычно стремится быть рядом с кем-то, сидеть у кого-то на коленках.
Юлия Флорова: Лора в принципе очень уравновешенная собака, поэтому она и дома себя ведет спокойно, в основном спит. Но дома можно расслабиться, отдохнуть, а в нашем центре ей нужно быть готовой в любую минуту включиться в работу.
Анна Богина: Дома собаки-терапевты ведут себя как исполненные чувства собственного достоинства полноценные члены семьи. Они отлично понимают, что не зря едят свой хлеб и являются полезными членами коллектива. При этом идеализировать собак-терапевтов, конечно, тоже не стоит. Например, мой старший пес с детства питает страсть к пустым полиэтиленовым пакетам. Если оставить пакет в свободном доступе и уйти, он вполне может разорвать его на мелкие клочки и «украсить» ими дом. В этом смысле ничто «собачье» не чуждо и собакам-терапевтам. Собаки-терапевты не пытаются никого «лечить» дома. Говоря о канистерапии, важно помнить, что это взаимодействие с собакой под руководством специалиста. Без четких установок специалиста собака-терапевт просто доброжелательно общается с окружающими ее людьми.

Показать полностью


Комментарии

Возврат к списку

Последние поступления

  • Westminster-2017. На страже качества

    Westminster-2017. На страже качества В общей сложности 2908 собак 200 пород приняли участие в 141-й ежегодной выставке собак Вестминстерского Кеннел-клуба. Главный приз Best in Show в этом году был вручен самой серьезной собаке, порода которой меньше всего ассоциируется с шоу, – немецкой овчарке по имени Rumor.

    Читать далее

  • Канистерапевт: хвостатая профессия. Окончание. Начало в №3, 2017

    Канистерапевт: хвостатая профессия. Окончание. Начало в №3, 2017 Собака – существо, способное вызывать у людей самые положительные эмоции. Своей искренностью, ласковым взглядом, приветливым вилянием хвоста она старается расположить нас к общению. Это особенно важно, когда речь идет о детях и взрослых людях, закрытых от внешнего мира вследствие психологической травмы или врожденной особенности. Но понимает ли четвероногий терапевт суть своей работы и как относится к делу? Продолжим тему и спросим специалистов.

    Читать далее

  • Открытка из прошлого

    Открытка из прошлого Долгое время вопрос о происхождении собаки оставался открытым. Многообразие пород только добавляло неясности: в геномах чихуахуа и тибетского мастифа всего 5% отличий. Так Как и когда произошло одомашнивание дикого животного, ставшего предком наших пушистых бобтейлов, решительных бультерьеров, забавных пуделей и серьезных такс?..

    Читать далее

  • Профессия будущего

    Профессия будущего 11 февраля на пресс-конференции, посвященной открытию в Детском городе мастеров «Мастерславль» при поддержке сети «Свой доктор» новой мастерской – ветеринарной клиники, состоялась очень интересная дискуссия на тему воспитания детей в социуме с животными, а также о том, как помочь сегодняшним школьникам в выборе будущей профессии.   В числе спикеров были декан факультета ветеринарной медицины Московской ветеринарной академии имени К.И. Скрябина Наталья Анатольевна Слесаренко, директор по стратегическому анализу и инновациям Mars Petcare Сергей Кесоян и ректор первого профессионального кинологического института Константин Германович Карапетьянц.

    Читать далее