ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

журнал для любителей Кошек

ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Новости

Дорис Лессинг: «Перейти ту грань, которая нас разделяет…» Часть 4

 

Автор: Александра Рожкова

Дата: 26.09.2014 19:09:12

Рассказывая о происхождении своего кота Вельможи или Силача, Лессинг касается судьбы его матери – «уставшей и запуганной» кошки Сьюзи, которая, лишившись дома, лишилась и котят, окотившись под грузовиком. И опять поднимается тема бездомных кошек и их обреченности на скорую гибель.

2.jpg«Вельможа в старости»
Рассуждая о причинах того, почему кошка-мать выдворила из коробки двоих здоровых котят, тем самым обрекая их на гибель, Лессинг приходит к выводу, что «кошка умела считать», «по крайней мере, она осознавала разницу между числами «пять» и «семь». История о коте приятеля писательницы, ждавшем хозяина на окне с работы в строго определенное время, а если тот говорил, что не придет в это время, не занимавшем дозорное место; журнальный рассказ о кошке, которая во второй окот принесла одного котенка, так как в первый раз ее хозяева оставили ей лишь одного малыша (на самом деле она спрятала остальных четверых и тайком их растила), − также свидетельствуют о кошачьем интеллекте и умении «считать».Описывая первую встречу с котенком, из которого в дальнейшем и вырос красавец Силач, автор постоянно делает паузы, выраженные в виде многоточий в тексте, что не свойственно ее прозе и свидетельствует об эмоциональном накале: «Когда котята впервые открывают свои маленькие мутные голубоватые глазки и видят, что над ними нависает человеческое существо, они всегда шипят и протестуют, лишь позже они превратятся в приветливых кошек и котов. Но один из детенышей Сьюзи, черно-белый комочек, открыл глазки, увидел меня и неуверенными шажками выкарабкался из-под старого одеяла, брошенного на пол… потом подобрался к моей ноге… полез по ней вверх… забрался на руку… на плечо… цепляясь своими крошечными колючками-коготками, добрался до подбородка и, мурлыча, прижался там − это была любовь на всю жизнь. <…> Этот котенок был крупнее остальных, и мы в шутку назвали его Силач, потому что было смешно видеть, как этот кроха, этот пушистый комочек стал настоящим командиром в кошачьей детской. <…> Этот кот получал впоследствии и другие почетные, заслуженные им имена и прозвища, к примеру Вельможа. В особо торжественных случаях, например, когда кота представляли гостям, в ответ на вопрос «Как его зовут?» мы отвечали: «Генерал Розовый Нос Третий» (это имя звучало добродушно-насмешливо для знающего себе цену кота с крошечным розовым носиком, который принимал картинно-величавые позы)». В старости у Вельможи обнаружили рак – пришлось удалить лапу, кот очень тяжело переживал ампутацию конечности: «Однажды я услышала, что Вельможа воет, как никогда. Я выглянула в окно: бедный кот балансировал на трех лапах, и, подняв голову, выл. Это не было попыткой разыграть спектакль: это был плач от всего сердца, страдальческий плач, и, когда кот разрядил свое напряжение, боль, недоумение, позор от отсутствия одной лапы, он какое-то время полежал, но потом снова встал и заплакал». Лессинг рассказывает и о том, что гордость – самое уязвимое место у котов и с нею необходимо считаться. Вместе с гостями любуясь «огромным черно-белым зверем, царственным и пушистым», хозяйка Силача возвращается к теме кошачьей судьбы и роли в ней владельца: «…при взгляде на него с благоговением вспоминаешь, что это создание, такое величественное, выращено из самого простого, обычного сырья города Лондона, это продукт сотен случайных спариваний – не сказавшихся на породе – между самыми заурядными кошками и какими попало котами: черными и черно-белыми, и полосатыми, и желто-оранжевыми, как апельсин, и пестрыми». 1384702157-lessing.jpgАвтору доставляет огромное удовольствие на вопрос о породе отвечать, что это «самый обычный кот», демонстрируя, каким необычайно красивым может стать самый дворовый кот, если ему дать шанс обрести кров, заботу и внимание. По-видимому, детская клятва Лессинг трансформировалось в то, что больше никогда ее кошка не будет несчастной, не погибнет, не потеряет ее расположения и дома, не будет, как многочисленные уличные коты, «немым укором» человеческому обществу и ей самой… Ее коты, напротив, являются той самой живой демонстрацией того, как бывает, как должно быть, и эта демонстрация (в том числе и через книгу о кошках, которая задумана в конечном итоге не столько для людей, сколько для кошек – ради того, чтобы им помочь обрести или не потерять дом, не просто как автобиографическое повествование о своей жизни, но как тщательным образом выстроенное произведение, в котором автор показывает, что «кошке нужен дом» и что в результате из этого может получиться) – тоже своеобразное выражение любви к кошкам, деятельной любви: «Мне часто снятся коты, кошки и котята, я чувствую ответственность за них. Потому что видеть во сне кота – всегда напоминание о своем долге. Кота надо накормить, предоставить ему убежище». Чувство полного взаимопонимания и любви сквозит в воспоминаниях о Вельможе: «Когда Вельможа был молодым котом, я, бывало, просыпалась среди ночи, и он, видя, что я не сплю, шел по кровати к изголовью, ложился мне на плечо, обнимал лапами за шею, прижимался мохнатой щекой к моей щеке и издавал глубокий вздох удовлетворения: как маленький ребенок, которого, наконец, подняли ласковые руки. И я слышала свой ответный вздох». shutterstock_195041126.jpgЗдесь Рубикон непонимания пройден, есть только диалог и взаимодействие (например, когда кот лишился лапы, Лессинг предлагает для ежедневного туалета ему свою руку, и он ею с удовольствием пользуется; или периодические расчесывания гребнем шерстки на месте ампутации и массирования «от шеи до хвоста»), тесная взаимосвязь кота и владельца. Эта естественная потребность друг в друге обоим приносит чувство удовлетворенности, гармонии и счастья: «Когда сидишь рядом с котом, которого хорошо знаешь, и кладешь на него руку, пытаясь уловить его биоритмы, так отличающиеся от наших, иногда он вдруг поднимет голову и ответит на твой взгляд тихим звуком, не таким, какие издает в других случаях, желая этим сказать, что понимает: ты стараешься проникнуть в его душу. Он смотрит на тебя своими глазами, которые постоянно адаптируются к меняющемуся освещению, и ты тоже смотришь на своего друга, легонько положив на него руку». Воспоминания о Вельможе являются квинтэссенцией авторского замысла – стремления побудить читателя, через многочисленные собственные примеры, найти время и место в своей жизни для обычного кота, а если у него уже есть персональный кошачий наперсник – «…расслабиться, выбросить из головы все заботы и волнения…», «проникнуть в суть кота, постичь его лучшие свойства» и «перейти ту грань, которая нас разделяет». Сама Лессинг за свою долгую жизнь с котами и кошками научилась это делать блестяще. При помощи своего писательского таланта она с удовольствием раскрывает глубинные свойства кошачьих, их сложный язык, помогая постичь самую их суть, чтобы, может быть, еще один человек и кот преодолели разделяющую их грань непонимания… Ведь «кот – предмет роскоши, он доставляет вам в течение дня минуты потрясающего, просто невероятного удовольствия, дает ощутить ладонью свою мягкую гладкую шерстку, греет, когда проснешься холодной ночью. Мы любуемся грацией и наслаждаемся обаянием даже самой заурядной домашней кошки. Когда кот крадущейся походкой перемещается по твоей комнате, ты невольно видишь перед собой миниатюрного леопарда или даже пантеру, а когда он поворачивает голову, чтобы признать хозяина, и его желтые глаза сияют, думаешь: «Какой у меня экзотический любимец, друг дома». А как кот мурлычет, когда его гладишь за ушками!» 
Постскриптум
17 ноября 2013 года кошачьей защитницы Дорис Лессинг не стало. Буквально до последних дней компанию 94-летней писательнице составляла ее компаньонка – обычная черно-белая кошка, которую она назвала в честь героини оперы А.Саливана «Микадо», − Юм-Юм. Писательница дала такое имя новой 5-летней жилице не случайно: судьба этой подобранной ею на улице кошки оказалась сродни судьбе героини: богатая, красивая, молодая и избалованная возлюбленная будущего императора в одночасье чуть было не потеряла не только любовь, но и жизнь…  



Показать полностью


Комментарии

Возврат к списку

Последние поступления

  • Ирина Садовникова

    Ирина Садовникова Наша сегодняшняя гостья — эксперт WCF из Санкт-Петербурга Ирина Садовникова. Она, конечно, хорошо знакома многим владельцам и заводчикам. Все, кто приносил своих питомцев к Ирине на экспертизу или на ринги, очень внимательно прислушиваются к ее мнению и советам, а также всегда обращают внимание на ее доброжелательное отношение и большую любовь к кошкам.

    Читать далее

  • Безумная любовь Эдгара По

    Безумная любовь Эдгара По Американский писатель, чье творчество открыло миру жанры хоррора и научной фантастики, чья короткая жизнь и загадочная смерть не дают покоя любопытным и по сей день, Эдгар Аллан По обожал кошек. Вернее кошку, которая прожила с ним почти десять лет и во многом повлияла на его судьбу, от литературного творчества до личной жизни.

    Читать далее

  • Белый и пушистый… тигр

    Белый и пушистый… тигр Белый тигр… Что каждый из нас представляет, читая эти строки? Ведь в сознании человека тигр должен быть желтым с черными полосами. Как мог появиться белый тигр? Легче, конечно, людям, которые имели возможность лицезреть белое чудо. Теперь его можно увидеть разве что в некоторых зоопарках. На территории России на белого тигра можно посмотреть в Москве и Екатеринбурге.

    Читать далее

  • Абиссинская кавалерия

    Абиссинская кавалерия Питомник абиссинских кошек Des CaValier в этом году отмечает десятилетие. Для его владелицы Ирины Кудрявцевой все началось с очаровательной абиссинской кошечки. Встреча с грамотным экспертом и полученные советы помогли не только подобрать любимице пару, но и положили начало увлечению породистыми кошками. Питомцы Ирины активно участвуют в выставках, побеждают в рейтингах, радуют свою хозяйку замечательными результатами. Каким он был — путь в десять лет? Кто лучше хозяйки сможет рассказать об этом!

    Читать далее